МАТЕРИАЛЫ IV СЪЕЗДА КАДЕТ РОССИИ В ХАБАРОВСКЕ И ВЛАДИВОСТОКЕ
Вступить в МССНКСкачать и заполнить бланк заявления, приложить 2 фотографии 3х4 и обратиться к Мосолову М.В. Сделать сайт www.kadet.ru стартовой страницей
КАДЕТСКИЙ КЛУБ
Зарегистрировано:
2727
вход
регистрация
Главная
О МССНК Историческая справка, Положение о Знамени, координаты и телефоны офиса
ФОТО
ЛЕТОПИСЬ
Фотолетопись обновлена 08.04.17
История Содружества и кадетского движения в фотографиях, фоторепортажи.
ФОТО
ГАЛЕРЕЯ
Фотогалерея обновлена 26.05.16
Архивные фотографии выпускников, передаваемые в Содружество и присылаемые на почтовый ящик сайта, а также фотографии из сети по тематике сайта
БИБЛИО
ТЕКА
Библиотека
Более 150 Мгб уникальной информации, полученной со всего мира.
Разделы: вера, история, литература, публицистика
Особая благодарность за предоставленные материалы Объединению русских кадет за рубежом, а также Ананьеву Б.В. и Беликову В.Д.- владельцам библиотеки БеЛКа
Личные
страницы
Личные страницы
Александра Владимирова, Владимира Кошелева, Вадима Южного, Игоря Андрушкевича, Владимира Проскурнина, Сергея Даркова, Николая Шахмагонова, Леонида Резника
ВИДЕО Смотрите видеоматериалы по кадетской и патриотической тематике
(страница обновлена 20.11.2012)

МУЗЫКА Кадетские песни, вальсы и марши (обновлена 24.09.2013 Добавлен марш ОрСвЕкСВУ со словами)
Гостевая
книга
Приглашаем в новую версию гостевой книги
СУВЕНИРЫ На сайте вновь создана страничка сувениров. В офисе МССНК можно заказать и приобрести значки, сувениры с кадетской символикой, погоны, книги
ПОЭЗИЯ Стихи кадет на разные темы
Добавлены новые стихи Шахмагонова
Пресса
о кадетах
ПАМЯТЬ Обновлены страницы Памяти 25.04.2015
ТАК КАДЕТ ИЛИ КАДЕТОВ?Правильно говорите и пишите слово КАДЕТ

"Никакие уставы, никакие условия обществ не могут произвести таких твердых связей между людьми, как свычка ранних лет..."
Федор Глинка, 1-го кадетского корпуса выпуска 1803 г., писатель и поэт.

 
икона дня
подсказка При нажатии на икону смотрите
[Жития] [Иконы] [Молитвы] [Храмы] [Святыни]

Смотрите наши сувениры

Погончик фрачный Уссурийского СВУ
БЕСОГОН №94 Есть ли выход из исторического лабиринта Ельцин Центра. Какой истории там учат. И как в девяностые распродавали оборонные заводы и корабли за бесценок
БЕСОГОН №95 CCСР распался, что дальше? Поговорим о внешних и внутренних угрозах России. Кто, как и зачем пытается сделать с Россией то же, что и с СССР. Война уже идёт
БЕСОГОН №96 Украина - зеркало или опыт?

Вышел в свет второй том книги Н.З. Кунца "Гордость кадетского братства
при использовании материалов книги ссылка на источник обязательна


Сайт русской патриотической газеты

Читайте на нашем сайте книгу "СУВОРОВСКИЕ, НАХИМОВСКИЕ...", изданную к 60-летию образования Суворовских военных и Нахимовских военноморских училищ, пусть краткая и недостаточная информация об ваших училищах в этой книге возбудит у вас желание написать воспоминания о суворовских и нахимовских годах

Повесть Бориса Изюмского "Алые погоны" (1948 года издания) с сайта Юрия Рудика

Прекрасной юности незабываемые дни
Воспоминания ветеранов-суворовцев:
Теренченко Н.И. "Я СУВОРОВЕЦ"
Теренченко Н.И. "МЫ БЫЛИ СУВОРОВЦАМИ"
Дарков С.К. "Кадетские записки суворовца N***"
Романов Б.Г. РУБИМ МЫ ЗДОРОВО
Интервью с суворовцем Александром Андрейченко
Миленин Е.П. Воспоминания суворовца
Резник Л.А. Детство и юность в погонах.
Медведев Д.В.ПАРАД
ФЕДЮШКИН В.Г. ВОСПОМИНАНИЯ

Стихи Свердловского кадета БОРИСА НЕСТЕРЕНКО на его странице на сайте Стихи.ру (вирусов нет)

Стихи Ленинградского кадета ЮРИЯ КРИВОЦЮКА (ВИЛЬНЮССКОЕ СОДРУЖЕСТВО КАДЕТ)

ЮМОР
ВНУК КАДЕТА

Коды наших баннеровКоды наших баннеров

Читайте с 1-го по 16-й номера кадетского журнала украинских кадет

Пресса о кадетах
Виктор Гастелло "Иди в лётчики" журнал "Боевое братство"

ИДИ В ЛЁТЧИКИ

Каждый школьник-выпускник осмысленно или неосмысленно стоит перед жизненным выбором своего пути. Я, выпускник Калининского суворовского военного училища, тоже думал о своем будущем. Но в 1951 году вряд ли ожидалось что-либо необычное и интересное. До этого уже прошло три суворовских выпуска, и разносол был крайне ограничен. Так, предлагали парочку артиллерийских, летных и танковых училищ, остальное — сплошь пехотные училища, слегка разбавленные десантными. Ни о каких других училищах, тем более военных академиях, вопрос и близко не стоял. Но меня вдруг осенило, и я решил обязательно поступить в академию им. Жуковского.

«Поступлю в академию, выучусь и стану авиаконструктором, известным», — с некоторой долей скромности подумалось мне.

Теперь я обзавелся множеством учебников по аэродинамике, конструкции самолетов, читал биографии великих летчиков.

На зимних каникулах я твердо решил пробиться в академию им. Жуковского и там обстоятельно все разузнать. Как ни странно, но через несколько часов, проведенных в комендатуре, мне удалось получить пропуск для прохода на самолетный факультет академии. Я был в суворовской форме, очень строгий и подтянутый. Вскоре подполковник из учебного отдела, который со мной беседовал, изменил тон, убедившись в моих глубоких и обстоятельных авиационных знаниях.

— Я буду очень рад, если вы поступите к нам на факультет, каждый школьник имеет полное право поступить на любой факультет академии.
— Что необходимо для поступления в академию? — поинтересовался я.
— Все очень просто, только хорошо сдать вступительные экзамены и пройти медицинскую комиссию.
— Но я — суворовец, и меня могут не отпустить в академию на экзамены.
— Могут, — согласился подполковник, — тем более у нас в академии суворовцы еще никогда не учились. Сейчас конец занятий, — подполковник посмотрел на часы, — пойдет первый курс, среди них тридцать курсантов-рядовых, на следующий год им присвоят звание лейтенантов. Хотите посмотреть?

Он открыл дверь, и мы вышли в коридор. Как раз прозвучал звонок, аудитория открылась, и большая группа слушателей рядовых вперемешку с офицерами вывалилась в коридор.

— Вот посмотрите на того рядового, высокого, черного — это сын Кагановича, рядом с ним идет невысокий парнишка — это сын Серова, начальника КГБ…Списки можно продолжить, — усмехнулся подполковник, — на самолетном факультете простых людей нет. Впрочем, вы тоже не лыком шиты, так что дерзайте…

Желание дерзать у меня еще больше окрепло на Ленинградском проспекте, когда я вышел из академии. Тем более я неожиданно вспомнил, что рядом находится штаб московского военного округа ВВС. Пойду-ка я в штаб к командующему округом Василию Сталину. Может, посодействует мне, ведь он знает мою бабушку. Но в штаб округа меня не пустили, даже разговаривать не стали. Дежурный офицер обещал меня арестовать, если я не уйду из проходной комендатуры.

Выйдя, я, конечно, пережил полное отчаяние, но все же вспомнил, что дома мать и бабушка. Оказалось, мать общалась с Василием Сталиным всего несколько раз в жизни и давно, не то, что бабушка.

— Встречалась я с ним и разговаривала неоднократно, — вспомнила бабушка,— на приемах в Кремле, на встречах с героями-летчиками и по другим случаям. Всегда он обязательно подходил ко мне, обнимал и спрашивал: «Как дела, как здоровье, мать?»
— Бабуля, вот и попроси его, чтобы он меня принял с личной просьбой, или сама за меня похлопочи.
— Ладно, Витя, — согласилась бабушка, — телефон у меня его есть, но мы давно, уже год не перезванивались.
Честно говоря, про разговор с бабушкой я почти забыл, развлекался с приятелями, отдыхал на школьных каникулах, оставалась всего-то пара дней.
— Ты готов? — неожиданно спросила бабушка. — Я дозвонилась до Васи, так что завтра утром он тебя ждет в штабе.

Я пришел в дикий восторг:
— Бабуля, дай я тебя поцелую!
— Ладно, — проворчала она, — лучше будь послушным и внимательным.

Боже, каким другим я мог быть? Попасть на прием к самому Василию Сталину!

Я чистил пуговицы и сапоги, гладил брюки, даже перед зеркалом ходил строевым шагом и делал повороты на месте. В общем, в назначенное время меня пустили в штаб, и я пошел по широкой аллее вдоль голубых елей. В помещении штаба я поднялся на второй этаж, и адъютант почти без промедления протолкнул меня в кабинет. Я увидел в огромном шикарном кабинете генерала, который сидел за большим письменным столом и что-то быстро писал. Я обмер и, махая руками вперед до пряжки и назад до отказа, четким строевым шагом пошел к столу.

— Товарищ генерал, суворовец Гастелло по вашему приказанию прибыл.
Генерал неожиданно поморщился:
— Ты чего орешь, как резанный, говори тише. Что тебе?
— Вот прибыл, товарищ генерал, — я повторил фамилию.
— А-а, как живет Анастасия Семеновна?
— Так точно, хорошо, товарищ генерал, вам привет передает.
— Спасибо, только ты так не ори. И можешь называть меня просто Василием или Василием Иосифовичем. Так, говори, что тебе надо, да покороче.

Я в краткой форме изложил Василию Иосифовичу все свои мечты и желания.
— Постой-ка, — неожиданно оживился Василий Сталин, он встал, обошел стол и присел с краю.

Он оказался невысокого роста, но подтянутым, худощавым и щеголеватым. Форма генерал-лейтенанта ему явно шла.
— Зачем тебе нужна академия Жуковского, иди в летчики и только в летчики! Вот у Микояна — три сына и все летчики, — он потемнел лицом, — правда, один погиб под Сталинградом, другого сбили под Москвой, горел, но все, слава богу, обошлось.
— Еще погиб сын Никиты Хрущева Леонид, погиб Тимур Фрунзе, которому посмертно присвоили звание Героя Советского Союза, потеряла сына Ибаррури Долорез, — перечислил я еще несколько знаменитых имен, которые знал.
— Все верно, — согласился Василий Сталин, — есть еще Лева Булганин, который иногда со мной летает в паре. — Наверно, есть еще летчики — дети знаменитых родителей.
— Есть такие, — согласился Василий Сталин. — Надо вспомнить, но это ребята помоложе. Вот, например, сын покойного Щербакова, хороший летчик. Имел всего один боевой вылет 9 мая над Берлином. В тот же вечер уехал хоронить отца — начальника Главпура, секретаря МГКа, члена Политбюро.
— Василий Иосифович, однако, зеленая молодежь имеет другие ориентиры: вот мне известно, что сыновья Кагановича и Серова пошли на самолетный факультет академии.
— Пошли, говоришь, — Василий Сталин почти со злостью ударил рукой по столу, — получат изнеженное воспитание, возиться с ними будут, как с Игорем Чкаловым: Борисоглебское училище он завалил, вот теперь осел в академии им. Жуковского, тоже учится. Нам такие хилые летчики не нужны, нам нужны крепкие ребята.

Мне немножко стало обидно за тех, кто шел в «Жуковку». Чтобы отвлечь Василия от неприятного разговора, я его спросил:
— Василий Иосифович, вы открывали последний воздушный парад над Красной площадью в ноябре прошлого года?
— Конечно, я, все последние парады открываю только я, — он улыбнулся не без самодовольства, — в этот раз я пилотировал тяжелый Ту-4, сидел в левом кресле, как положено начальнику, справа сидел генерал Виктор Грачев, комдив, тот самый, который со Сталиным летал в Тегеран. Сбоку нас экспортировали два маленьких Миг-15. Красота… пришлось полетать, чтобы освоить Ту-4. Вот так.

Тут я набрался наглости и выложил Василию Сталину всю правду-матку.
— Василий Иосифович, а ведь пролет авиации на последнем параде начался несколько раньше.
— Хватит брехать, все прошло точно.
— Нет, Василий Иосифович, авиация пошла чуть раньше, наши суворовские, а за ними и нахимовские училища только вступили на площадь, как полетела авиация. Как известно, авиация должна начинать пролет вместе с техникой, а тут все смешалось, оркестр было не слышно, глухо стучали барабаны, строй наш сбился, мы пошли вразброд, и спасло то, что на нас никто не смотрел. Буквально все, в том числе и Иосиф Виссарионович, подняли головы и смотрели только на пролет авиации.
— Я специально проверю, такого быть не должно, —сказал Василий Сталин. Он встал, подошел ко мне и протянул руку: — Ну, давай прощаться, господин суворовец, — он тепло пожал мне руку, — сделаю все, что смогу, если что не так, то не обессудь. Вы теперь все идете в «Жуковку», ну что ж, вольному воля, спасенному рай...

— Бабуль, — сказал я дома бабушке, — тебе привет от Василия Сталина.
— Это хорошо, Витя. Значит, не забыл старую.
Мать стояла рядом, переживала за меня и молча поцеловала.

Больше мы никогда с Василием Сталиным не виделись. Через год он поступил учиться в академию Генерального штаба, еще через год умер Иосиф Виссарионович Сталин, что отразилось на судьбе Василия самым печальным образом. Он был осужден и пять лет отсидел во владимирском централе. Позднее его выпустили с правом проживания в Казани, где он и прожил несколько лет. В 1962 году в возрасте сорока с лишним лет он при загадочных обстоятельствах скончался.

А тогда, после разговора с Василием Сталиным, особых иллюзий я не питал. Откуда ему, блистательному генералу, помнить разговор со мной. Но все оказалось иначе. В мае в нашем суворовском училище находился генерал-лейтенант Морозов, командующий военными учебными заведениями сухопутных войск. До 1943 года он воевал, командовал армией, в 1943 году его неожиданно отозвали с фронта и предложили вот такую неожиданную должность. Конечно, вначале он противился, аргументируя тем, что он боевой генерал. Тогда ему объяснили, что, например, суворовцы — это будущие офицеры, наши кадры, это продолжение славных традиций русских кадетских корпусов. Генерал согласился, он регулярно посещал суворовские училища. Вот и теперь он посетил Калининское суворовское училище. Вечером перед сном, а он ночевал в кабинете начальника училища, меня неожиданно вызвали к нему. Удивленный, на негнущихся ногах, я вошел в кабинет к Морозову. Он готовился ко сну, и меня поразило то, что кабинетный диван был переложен примерно шестью матрасами. Видно, любил он мягко поспать, как принцесса на горошине. Я представился, генерал приветливо поздоровался.

— Вам привет от Василия Сталина, — сказал он, — он все помнит, но, к сожалению, ничего сделать не может, есть постановление ЦК на этот год всех суворовцев, абсолютно всех, распределить в строевые училища. Вам первому предложат право выбора училища, которое вы пожелаете.

Прощался Морозов со мной тоже крайне вежливо. К сожалению, его дальнейшая судьба оказалась весьма печальной. Позднее, годы спустя, он командовал военной кафедрой Московского университета. На занятиях перевернулся бронетранспортер со студентами, несколько человек погибло, Морозова тотчас уволили.

Несколько дней я думал о будущем, академия отпадала, выбирать можно было только из того, что предложат. И тут меня осенила мысль пойти в летное училище и только туда, в академию я всегда успею.

При распределении меня, действительно, вызвали первым и предложили весь список на выбор. Все предлагалось традиционно: два артиллерийских, два танковых, два летных училища, все остальное пехотные и десантные. Не задумываясь, я выбрал летное училище — Чугуевское, что под Харьковом.

Еще в суворовском училище я надел авиационную летную форму и принял военную присягу. До Чугуева я добирался через Харьков на перекладных, там нас собрали ровно взвод суворовцев для дальнейшего обучения на первом курсе, так называемом теоретическом батальоне. В тот же день мы, несколько человек, чуток задержались на обед, как тут же попали на гаупвахту, на которую нас срочно отправил комендант аэродрома, старший лейтенант Волков, личность, по-своему, легендарная. Волков комендантом училища служил давно, а потому, не делая ни для кого исключения, наказывал и Кожедуба, тогда сержанта, но уже летчика. Тем более Кожедуб дисциплиной не отличался. Прошли годы, и трижды Герой Советского Союза Кожедуб встретил все еще старшего лейтенанта Волкова.

— Ну, что, — сказал Кожедуб, — у меня уже три звезды на груди, а ты все еще три маленьких носишь на погонах.
— Я свое дело знаю твердо, — сходу ответил Волков и тут же задержал проходящего мимо курсанта за неотдание чести.

Кожедуб засмеялся, он понял, что Волков весь состоит из инструкций и правил воинского устава и прямолинеен, как парадная дорожка.

Мы, пять курсантов бывших суворовцев, хотели было попасть на обед, тем более от казармы до столовой рукой подать, надо пересечь-то всего лишь границу комендатуры, что категорически запрещалось. Требовалось идти всегда с песней в обход через дальний сквер. Мы попытались бегом проскочить и точно попали Волкову в объятия, который, похоже, нас ждал. Но гаупвахтой мы были очарованы, ее узкие и высокие окна выходили как раз всего метрах в 20-ти от начала рулежной дорожки. Сначала мы любовались взлетом Ла-9, а позднее начали восхищаться стартом знаменитых МИГ-15. Их на аэродроме было всего два, летали на них пять летчиков-выпускников. Они ходили такие гордые, им вслед все смотрели с завистью, хотя инструктора поговаривали, что МИГ-15 проще в управлении, чем Ла-9. На гаупвахте мы провели всего одну ночь, потом нас отпустили.

В этот же день произошло ЧП. После обеда мы развалились на поляне покурить, наблюдая за Ла-9, который пилотировал в зоне. Вдруг у Ла-9 сорвался капот, полетели еще какие-то детали, он загорелся и начал беспорядочно падать. Так произошла катастрофа, летчик-курсант разбился. Мы бросились бегом туда, где упал самолет, но это место уже успели оцепить офицеры. Естественно, нас не пустили. На следующий день сухо прозвучал залп салюта, и погибшего парня автомашиной отправили на родину.

Начались огорчения и у меня, неожиданно я не прошел медкомиссию и был отчислен из училища. Меня как суворовца отправили снова в Москву, а там началась полная неразбериха. Сначала предложили десантное рязанское училище, а позднее знакомый офицер при встрече сказал:
— Давай я тебя устрою в Калининградское артиллерийское училище, не пожалеешь.

Туда я и поехал. Мне после ухода из авиации было все равно, я весь как-то сник и стал равнодушным. Я не мог слышать и видеть летящий самолет. Слезы наворачивались у меня на глазах, когда я вспоминал авиацию. Но мечта в душе продолжала жить. После артиллерийского училища я отслужил положенные два года и подал рапорт в академию Жуковского, хотя это и не было моей войсковой специальностью. Но тогда такие переходы в другие виды и рода войск еще разрешались, кроме самолетного отделения «Жуковки», куда брали только офицеров и только по профилю. Я фанатично хотел попасть в академию им. Жуковского, а потому последний год жил только в мире учебников, большинство предметов выучил наизусть, задачи узнавал по чертежам и схемам. Из огромного приема в академию я один сдал все экзамены на круглые пятерки, но, как мне дали понять, своим успехом я полностью не воспользовался: в академии самым модным и престижным считался радиотехнический факультет, туда поступали по блату дети и внуки знаменитых родителей. Учились на факультете внук Хрущева, сын Буденного, потомок Щорса, на год старше учились сын Черняховского, внук Сталина — Джугашвили и другие. Я же принципиально поступил на факультет вооружения и не ошибся.

Там оказались чудесные преподаватели, многие с университетским образованием, а главное, рядом располагался великолепный спортзал, в котором можно было заниматься много, долго и успешно, ведь я фанатично любил гимнастику.



Виктор ГАСТЕЛЛО
 
Если Завещание не вызывается, настройте Adob Flash Player
См. фотографии сайта
ПРАЗДНИЧНОЕ ЗАСЕДАНИЕ СОВЕТА МОСКОВСКОГО СОДРУЖЕСТВА В ЧЕСТЬ 315-ЛЕТИЯ КАДЕТ РОС

Интернет-газета для кадета

Сайт РОО Московские суворовцы

Сайт Дальневосточного Союза Суворовцев, Нахимовцев и Кадет России

Пошив формы для кадет
Сайт Василия Левченко "Кадетская энциклопедия" Сайт Cоюза Кадет Урала



Сайт KM.RU Новости без купюр

Сайт выпускников Киевского СВУ


СЛАВЯНКА
Сайт выпускников Питерской КАДЕТКИ

Сайт телеканала ЗВЕЗДА
Сайт выпускников Уссурийского СВУ

Сайт «Они защищали Отечество»

Сайт Нахимовского ВМУ

Сайт Минского СВУ

Информационный  портал журнала Русский Дом Журнал для тех, кто любит Россию



Официальный сайт Екатеринбургского суворовского военного училища

Военный шансон
ПРИГЛАШАЕТ КУЛЬТУРНЫЙ ЦЕНТР ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Сайт кавказского кадета из Ростова на Дону - очень интересный сайт
Заслуженный артист России Ян Осин

Отличный патриотический ресурс


Фонд содействия кадетским корпусам


Яндекс цитирования

Поиск по сайту
● "Кадетский вестник России" №6.
● "Кадетский вестник России" №5.
● "Кадетский вестник России" №4.
● "Кадетский вестник России" №3.
● "Кадетский вестник России" №2.
● "Кадетский вестник России" №1.
● Кадетское письмо №1
Сайт Московского содружества суворовцев, нахимовцев, кадет. kadetrossii@mail.ru